среда, 9 марта 2011 г.

Неизвестные эпизоды из жизни Юрия Гагарина

«Звёздная болезнь» не поразила космического первопроходца, у него был против неё стойкий иммунитет. Ни тени высокомерия или заносчивости. Похоже, он сам очень опасался этой «болезни». И остался самим собой — таким же доступным, искренним, открытым, общительным (любил и погулять в шумной компании), отзывчивым (читал допоздна огромную почту, многим из тех, кто к нему обращался, по-настоящему помог).
— Вот лишь один пример, — рассказывает дважды Герой Советского Союза лётчик-космонавт Борис Волынов, живущий в квартире, соседней с гагаринской, стенка к стенке. — Одной женщине потребовалась операция, которую могли сделать только в Институте Вишневского. Попасть туда и раньше-то было очень трудно. С последней надеждой обратились к Гагарину. Он сказал, что постарается «посодействовать». Когда к нему в гости пришли Александр Александрович Вишневский и Сергей Павлович Королёв (им, как и другим выдающимся личностям, было интересно общаться с Юрием), просьба была передана медицинскому светилу. Вишневский не только положил женщину в клинику, но и сам сделал ей операцию.


У Юрия, с которым нас связывали доверительные, можно сказать, дружеские отношения, – продолжил Волынов, – было редкое свойство — он как бы обогревал своим теплом окружающих. Помню, как-то пригласили его, некоторых других космонавтов и меня на охоту. Естественно, там, как водится, было приготовлено богатое угощенье. Бутылок со спиртным на столе — целая выставка. Юрий беспрерывно чокался, но, лишь слегка пригубив, ставил бокал на стол. Отвечал на многочисленные вопросы, с юмором рассказывал разные истории, но сам поесть толком так и не успел. А среди блюд, должен сказать, была очень вкусная жареная печёнка. Гагарин даже не попробовал её. Когда возвращались к машине, он спросил меня, хороша ли была печёнка, и признался, что остался голодным. Я вернулся к столу, но печёнки уже не было. Взял бутерброды, чтобы хоть их Юра пожевал в автомобиле... Вообще, меня нередко поражали его непоказная скромность, совестливость. Как-то он в Звёздном, обливаясь потом, тащил на шестой этаж (лифт не работал) тяжеленный приёмник в подарок друзьям. Ему посоветовали поручить подъём «груза» солдатам местной воинской части, но Гагарин лишь отмахнулся: «Не такой уж я барин...».

И ещё штрих. Во Франции первому космонавту подарили дорогую спортивную двухместную машину «Матра». Красавица, с низкой посадкой, бордового цвета, скоростная. Однажды мы с Юрой отправились на ней в Академию имени Жуковского. «Матра» резко выделялась в потоке отечественных машин. И на подарочном авто он совершил всего несколько поездок: слишком, мол, роскошная. А пользовался чёрной «Волгой», которой уверенно управлял.

И Волынов, и другие старожилы Звёздного говорят о первом космонавте как о человеке целеустремлённом, быстро всё схватывающем, трудолюбивом и самостоятельном. Он мог бы вырасти, скажем, в крупного руководителя космической отрасли. На эту роль его и готовили. При Гагарине-руководителе, уверяли меня в Звёздном городке, наша космонавтика продолжала бы по-хорошему удивлять мир. Он сумел бы объединить вокруг масштабных целей, «заразить» творческим поиском конструкторов, учёных, доказать «наверху» важность новых программ. Не боялся начальства, имел внутренний «стержень», был, что называется, органичным патриотом. И хотя шёл на компромиссы, но в принципиальных вопросах позицию отстаивал жёстко.

Юрия тянуло к людям сильным, независимым. Один из его приятелей — Анатолий Утыльев, занимавший в те годы должность помощника начальника НИИ авиационной и космической медицины и имевший широкие связи в артистической среде, – рассказал мне неизвестные подробности встречи двух «звёзд», двух народных любимцев — Гагарина и Высоцкого:

— Утром первого января 1964-го или 1965 года в квартиру инженера Валерия Сергейчика в Звёздном городке пришёл Гагарин. Все ещё спали после шумной новогодней ночи, я по привычке встал рано. «Знаешь, — сказал Юра, — мне вчера подарили необычную магнитофонную кассету — какой-то парень поёт просто потрясающе. Давай послушаем...». И он врубил магнитофон так, что ребята (а в квартире были Николаев, Хрунов, кто-то ещё) тут же забыли про сон. Я сказал Гагарину, что знаком с певцом, — это Высоцкий, артист театра на Таганке. Юра тут же попросил и его познакомить с актёром. Встреча двух кумиров состоялась в мае в моей квартире в Москве в Проточном переулке. Был тёплый субботний день. Гагарин приехал из Звёздного с друзьями на своей чёрной «Волге», а Высоцкий с гитарой — на метро. Они крепко, по-мужски обнялись и, по-моему, сразу понравились друг другу. Юра сказал, что Володины песни производят на него сильное впечатление. Оживлённый разговор продолжился за столом… Володя в тот день был явно в ударе. Засиделись допоздна. Договорились почаще встречаться. Но больше, по-моему, Юрию и Володе не суждено было свидеться...

...Каждый год 9 марта, в день рождения Юрия Гагарина, космонавты приезжают в село Клушино Смоленской области, откуда начался жизненный путь первопроходца Вселенной. По заведённому ритуалу останавливаются у «гагаринского» колодца и по очереди пьют воду из ведра.

Виталий ГОЛОВАЧЁВ, Труд (Москва), №41 5.3.2004 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

LinkWithin

Related Posts with Thumbnails